пятница, 10 февраля 2017 г.

РОДИТЕЛЬСКАЯ УСТАНОВКА КАК ПРЕПЯТСТВИЕ ДЛЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ БЛИЗОСТИ

Для начала объясню, что я в данном случае называю словами "родительская установка". Это такое специфическое состояние головы папы или мамы маленького ребенка, когда родитель чувствует себя ответственным за то, чтобы его ребенку было хорошо. Совершено нормальная вещь, скажете вы, а как же иначе. И действительно, пока ребенок маленький - это естественная вещь и иначе никак. Ребенок заплакал - для родителя это сигнал, что что-то не в порядке и надо срочно что-то делать чтобы это исправить. Ребенок перестал плакать и развеселился - все, аврал закончен, ситуация вошла в норму, можно расслабиться. Это и есть нормальное родительское поведение и ребенок именно этого от нас и ждет: если случилось что-то плохое - бежать к родителям, они все поправят и опять станет хорошо. 

Но ребенок постепенно растет, его взаимодействия с окружающим миром становятся все шире, и рано или поздно он встречается с проблемами, которые не под силу устранить родителям. Да и вообще никому не под силу. Такова жизнь - в ней иногда случается плохое и умение переживать это плохое, проходить через горе и боль и идти дальше - важная часть становления человеческой личности.
Но сильную душевную боль трудно нести в одиночку. И очень хорошо, когда рядом оказывается человек, способный разделить с нами эту ношу. Погрузиться вместе с нами в омут неприятных чувств и быть там, поддерживая и со-страдая. Именно этого мы ждем от близких нам людей в черные моменты своей жизни.

И тут мы встречаем то самое противоречие. Когда уже подросший ребенок приходит со своей не детской уже проблемой к родителям - вместо со-чувствия и со-страдания у родителей включается "установка на исправление". А исправить-то нельзя. Это уже не та проблема, которую взрослый может разрешить в два счета. И родитель чувствует себя "плохим" и "неправильным" - потому что нарушился фундаментальный закон, он не может "поправить" жизнь своего ребенка, сделать так, чтобы ребенок перестал страдать. Это вызывает чувство вины и раздражение. Родитель судорожно пытается хоть что-то сделать, если не с ситуацией, которая находится вне его контроля, то хотя бы с чувствами и состоянием ребенка. и часто это "что-то" принимает форму обесценивания чувств. Вместо того, чтобы сострадать, родитель говорит "да это все фигня, чо ты тут сопли распускаешь и себя накручиваешь".

Очень важно понимать, что говорится это не со зла и не из неспособности к сочувствию, а человеком в этот момент движет неумолимый родительский императив "ты должен прекратить страдания ребенка". Любой ценой. Прекратить. Это очень редко осознается обеими сторонами. Страдающему ребенку обычно не до того, чтобы задумываться о глубинных мотивах родителей которые "ничего не понимают" и "относятся к нему как к маленькому". А родителя тоже разрывает между жалостью к страдающему ребенку, чувством вины, что не защитил его от страданий, чудовищным внутренним давлением "ты срочно должен с этим что-нибудь сделать" и мучительным осознанием собственного бессилия, невозможности исправить ситуацию. Это не лучший момент для самоанализа.

Еще один момент - это сложность принятия факта собственного бессилия перед жизнью. В любой ситуации не очень-то приятно осознавать, что мир огромен, а ты - слаб и есть много всего, с чем ты не можешь ничего поделать. а когда это накладывается на вышеописанную ситуацию - все становится только хуже.

Ну и последнее - надо помнить, что "родительское" отношение включается у нас не только в адрес собственного ребенка. Любая ситуация, когда рядом с нами оказывается тот, кто в данный момент воспринимается как слабый, уязвимый, нуждающийся в защите имеет шанс стриггерить "родительские" механизмы и включить реакцию защиты и заботы. А человек, демонстрирующий горе, душевную боль или обиду как правило воспринимается как слабый и уязвимый в данный момент. И странный парадокс - именно наша готовность защищать и заботиться мешает нам сопереживать и сочувствовать чужому горю.

Комментариев нет:

Отправить комментарий